July 28th, 2009

трип

Первые потрясения детства

Первые потрясения детства – это  сломанная игрушка, гибель нежно-любимого лохматого, только твоего  непоседы Шарика, исчезновение со скамейки бабушки из квартиры этажом выше – физическое разрушение и необратимость его,  вложенное в короткое, но ёмкое слово «смерть», со свистом сползающее с уст взрослых. Это слово означает никогда и нигде и ни разу больше.

Если ты знаешь, что человек может заболеть, может состариться, может умереть, как от старости, так и от болезни, то как поверить в то, что это может случиться с тем, кто тебе дорог, кто ещё тоже ничего не знает, кто доверял тебе свои тайны и вместе с тобой шёл по этой неизведанной дороге жизни, которая оборвалась, ещё не успев как следует развернуться и показать окутанные туманной дымкой манящие дали, снежные блестящие вершины, которые нужно преодолеть, чтобы сорвать райские плоды с круглых облиственных деревьев и напиться самой вкусной и холодной воды из полноводной реки в долине.

Наступает утро, и ты просыпаешься от собственного крика, потому что чувство безысходности и горя просыпается раньше тебя, ты ещё не можешь понять, что случилось, но  уже знаешь, что случилось страшное, и что это не сон.

И ты думаешь, ну почему, это не сон. Почему в прошлый раз ты с облегчением поняла, что погоня, а потом неприятно оскалившийся человек с огромным сверкающим ножом тебе приснился, и,  слава богу, он тебя не догонит, он остался там, за гранью сознания, его нет.

А  теперь это есть. И с этим надо как-то жить. Смириться с тем, что по-прежнему ярко светит солнце, и во дворах кричат дети, и смеются, и радуются свету и теплу.

И Таня могла бы быть с ними, и быть с тобой. И быть вместе со всеми живущими на Земле в этот день и в этот час.

Если бы она вчера не утонула.